ЕЛАТЬМА


<<<   ПО ВОЛНАМ НАШЕЙ ПАМЯТИ   >>>

47. НИКОЛАЙ ЕГОРОВИЧ ВОЛКОВ


Цель творчества – самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Б. Пастернак

Художник и поэт 

 

В Елатьме творил и другой замечательный самородок.

 

Николай Егорович Волков.



Имя его – Волков Николай Егорович.
 


       Он был не только одаренным художником, но и поэтом. Еще при его жизни о его творчестве был снят документальный кинофильм.
       Талантливая поэтесса и прозаик из Елатьмы Т.З.Куприна в статье «Художник из Елатьмы» о Николае Егоровиче и его творчестве писала следующее: «Память сохранила образ и облик этого человека, увиденного впервые в детстве. Высокий старик, с большой белой пушистой бородой. Строгий проницательный взгляд. Человек, лишенный какой бы то ни было суетливости. Степенно и с достоинством ходил он по улицам Елатьмы в простой рубахе на выпуск, подпоясанной узеньким ремешком. Никакого роскошества в одежде – ни зимой, ни летом. Тем не менее, вид его внушал уважение и вызывал закономерный интерес. Разговаривать и общаться с ним мне не довелось. Став старше, узнала, что этот человек – самодеятельный художник, поэт. Видела его картины когда-то в Елатомском народном музее.

 

Самодеятельный художник Н.Е.Волков за работой.


Самодеятельный художник Н.Е.Волков за работой.


        Что остается после смерти человека? Его дела, его картины, его поэмы. Память о нем.
В руках у меня дневники и рукописи Волкова. Интересные мысли об искусстве, о русском языке и русском народе. Искренний, не показной патриотизм. Высказывания о природе. Высокие мысли.
       Смотрю на его автопортрет и на портрет, выполненный его другом Александровским, и снова нахожу в нем сходство с великим Рерихом, постигшим дух природы. Читаю стихи и высказывания Волкова – и слышу созвучие великим мыслям мудрого Рабиндраната Тагора. Открываю одну из толстых тетрадей в черной постаревшей обложке – и как бы в подтверждение своим ощущениям и мыслям читаю выведенные, видимо, уже стареющей рукой художника и поэта строки названия: «Самодельная книга. Н.Волков. Из песнопений Рабиндраната Тагора (1906-1969). Часть 1. Р.Тагор. «Гитанджали» (Жертвенные песнопения)». И внизу пометка: «Переложено на стихи Волковым Николаем (1910-1960) по переводу с английского поэта И.А.Бунина прозой».
       Читаю эти песнопения (всего 103), переложенные на стихи малоизвестным в широком литературном мире самодеятельным поэтом из Елатьмы Н.Волковым, и чувствую, что величественный дух Тагора сродни и близок русскому мыслителю, по профессии шорнику, выросшему на берегах Оки.
       А впрочем, так ли безвестен Волков? Еще при жизни, в его 85-летний юбилей в 1969 году тогда еще молодой селькор Л.Д.Сорокина писала о нем в районной газете: «Стихи Н.Е.Волкова печатались в центральных, областных и районных газетах. На 50-й Всесоюзной выставке самодеятельных художников в Москве Николаю Егоровичу был присужден диплом второй степени за экспонировавшуюся на выставке картину «Автопортрет». Он награжден юбилейными знаками, том числе «50 лет Советской власти». Волков частый гость и читатель Елатомской библиотеки. С раннего детства влекло его к искусству. Художник прочитал большое количество книг по живописи. Его увлечение – природа. Его любимый живописец-пейзажист И.И.Шишкин».

 

 

 

     

 

Пейзаж работы Н.Е.Волкова

 

 

 

 

Вид на Оку

 

 

 

 

Молочное хозяйство

 

 

 

И вновь листаю страницы стихов, датируемых 1925 годом – годом смерти Есенина, и нахожу стих, посвященный поэту-земляку. Беру в руки рукописный сборник «Избранные стихотворения» (1946 г.). Обращают на себя внимание названия стихотворений: «Поэт», «Встреча воинов-победителей», «Елатьма. 1 августа 1945 года», «Орденоносцу Ф.П.Середавину», «Обращение к избирателям в Советы», «Баллада о правде и кривде» – посвящение А.Н.Янину, члену Елатомского ревкома. Читаю отрывок «Юность Анюты» из поэмы «Семья», статьи «О словообразовании». Поражает широкий художественный кругозор Волкова. И все это при великой нужде и бедности, при большом физическом труде и при страшно неблагоприятных бытовых условиях (вспомните-ка, жил он в сыром полуподвале на улице Ленина), которые сопутствовали ему всю жизнь.
       «Дар», «дарить», – видимо, не случайно общий корень у этих слов. Не щадил своего дара Волков (как это делает любой истинный художник). Щедро дарил свои стихи и картины друзьям, знакомым. Как мало его картин на теперешней выставке, и как много их в домах елатомцев! Уже после открытия выставки слышу, как, то один, то другой житель Елатьмы восклицает: «А у меня есть картина Волкова!» Так, может, собрать их все вместе и вновь водворить на прежнее место в Елатомском народном музее, где они когда-то и находились? К этому обязывает всех нас честь гражданина, честь художника, честь патриота. И кому, как не друзьям художника и поэта, в первую очередь, взяться за это дело? Вам, член Союза художников СССР Алексей Алексеевич Александровский, – друг Волкова по кисти и перу. Вам, председатель поселкового Совета поэт Геннадий Иванович Грязнов. И Вам, поэт Иван Степанович Корнеев. А также всем вам, дорогие елатомцы!
       Давайте ценить и беречь то бесценное духовное наследство, которое завещают нам наши небесталанные предки!».



Геннадий Грязнов

 

 

 

Талант-самородок

 

 

[Начало статьи, к сожалению, утрачено.]

 

Единственным радостным событием в детскую пору Николая Волкова был день, когда он переступил порог сельской школы. Неутомимая жажда знаний, любознательность никогда не покидали его. Он мечтал окончить начальную школу, а затем поступить в гимназию и стать народным учителем. Но этой мечте не суждено было сбыться. Однажды, после пяти месяцев учебы, отец сказал ему: «Ну, сынок, читать ты научился и в письме кое-что смыслишь, пора кончать грамотой баловаться».

Отец Николая – Егор Петрович Волков, не имея своей лошади, занимался починкой хомутов, зарабатывая этим на кусок хлеба, чтобы как-нибудь прокормить семью. Этому несложному ремеслу он обучил и своего сына. Они надолго оставляли родное село, бродя по окрестным деревням в поисках работы.

Вынужденный навсегда расстаться с любимой школой, Николай Волков не переставал учиться самостоятельно, жадно читал все, что попадалось на глаза. Но хорошую, нужную книгу тогда трудно было достать. С настоящими книгами, открывшими ему глаза на жизнь, он познакомился, уже будучи двадцатилетнем юношей, в 1904 году. Тогда в Елатомской гимназии существовали революционные кружки, работавшие под руководством местной социал-демократической группы, возглавлявшейся большевиками. Волков познакомился с некоторыми гимназистами, членами одного кружка, и был принят в их организацию. Один из тогдашних активных кружковцев, ныне пенсионер, в канун 39-й годовщины Октябрьской революции прислал Николаю Егоровичу теплое поздравительное письмо, в котором был воспроизведен отрывок из стихотворения, написанного в те годы Волковым и распространенного среди членов подпольного кружка в рукописи. Отрывок начинается словами: «Что вы молчите, громы могучие, гряньте на мир одичалый скорей». Стихи эти учили тогда наизусть. Особенно нравились слова: «Зло сокрушив, воцарим мы любовь!».

Раскаты первой русской революции докатились и до небольшого уездного городка Елатьмы, расположенного вдали от железных дорог. В октябре 1905 года здесь вспыхивает мощная демонстрация, в которой приняли участие тысячи жителей уездного центра и окрестных волостей. На демонстрантов налетели конная полиция, жандармерия, черносотенцы. Завязалась жестокая схватка, длившаяся несколько часов. Но демонстрацию разогнать не удалось. Манифестанты с красными знаменами, с пением революционных песен прошли по одной из центральных улиц Елатьмы.

В январе 1906 года в Елатьме снова состоялась многолюдная манифестация в память «кровавого воскресения» – 9 января. Попытка приехавшего сюда из Тамбова вице-губернатора усмирить «мятежный уезд» ни к чему не привела. Начались повальные обыски и аресты. Царским сатрапам удалось напасть на след рабочей социал-демократической группы и арестовать ее руководителей. На это трудящиеся ответили гневным протестом. Царские власти вынуждены были освободить арестованных и выслали их за пределы Тамбовской губернии.

В эти суровые дни Николай Волков вместе с другими членами подпольной молодежной организации несколько раз перетаскивал с места на место подпольную революционную литературу, спасая от разгрома свою организацию.

Осенью 1905 года поднялись против помещика Девишева ардабьевские крестьяне. Они вырубили отнятый у них общинный лес и поделили между собой. Приехавший из Елатьмы исправник пытался уговорить крестьян прекратить рубку леса, грозил жестокой расправой. Не помогло. Молодой крестьянин Савелий Рыжов сказал исправнику: «Посторонитесь, ваше благородие, а то как бы топором вас не задеть».

Перепуганный помещик вызвал роту карателей, учинивших жестокую расправу над «бунтовщиками». В числе 126 арестованных крестьян был и отец Николая – Егор Петрович Волков, просидевший в тюрьме до суда семь месяцев. Самого Николая хватали несколько раз, таскали по допросам, через каждые два-три дня производили обыск в их доме. Но юноша вел себя мужественно. Не найдя никаких прямых улик, царские каратели вынуждены были оставить его на свободе.

Николай Волков присутствовал на суде, чинившем расправу над ардабьевскими крестьянами. В январе нынешнего года он опубликовал в районной газете главу из задуманной им поэмы «Суд над «бунтовщиками». Он так описывает состав суда:

«Суд возглавляет сановник известный,

Грудь – в позолоте и орденах.

Члены: один – предводитель уездный

В золоте тоже и в белых штанах.

Дальше – другой: из купцов старикашка,

Сонный, как старый бухарский верблюд.

Слюни текут с бороды на рубашку…

Это – особый сословный суд.»

 

Все 126 «бунтовщиков» были приговорены к различным срокам арестантских рот и тюремного заключения.

Это произвело большое впечатление на молодого Волкова. Он окончательно понял, что царское правительство заодно с помещиками и что без свержения самодержавия не освободиться от помещичьей кабалы.

Вот почему с первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции он стал активным ее участником, боролся с внутренней контрреволюцией за укрепление и упрочение советской власти в Елатомском уезде.

Николай Егорович в эти годы работает председателем горисполкома, ведает продовольственным снабжением, руководит отделом народного образования. По его инициативе в школах организуется детское питание. В 1920 году, как заведующий культпросветотделом упрофбюро, он принимает участие в работе губернского съезда профсоюзов.

В 1921 году ему, как активному советскому работнику, враги подстроили ловушку. Он, ничего не подозревая, шел по высокому незнакомому деревянному мосту. Середина моста оказалась разобранной. Волков с большой высоты упал и сильно разбился, надолго потеряв трудоспособность. В 1929 году, оправившись от недуга, Николай Егорович вступил в один из колхозов Горьковской области, где он тогда жил, а год спустя переехал в село Елатьму и здесь до нынешнего дня работает колхозным шорником.

 

*    *    *

 

 

 

Еще в 1912 году Николай Егорович выписал учебное пособие «Искусство для всех» и начал учиться живописи. В это же время в Елатьме была организована выставка изобразительного искусства, произведшая на Волкова большое впечатление. Под ее влиянием он написал первую картину. Но начавшаяся вскоре первая мировая война, а затем гражданская война не дали ему возможности по-настоящему заняться живописью. Лишь спустя много лет, он снова взялся за кисть. Особенно плодотворным был 1936 год. Волков пишет картины для местного краеведческого музея, для детских домов, участвует в различных выставках самодеятельного изобразительного и прикладного искусства.

Всего им написано около 200 различных работ. Картины, выставленные им на областной выставке изобразительного и прикладного искусства 1954 года, получили высокую оценку. Он был награжден дипломом первой степени.

Две картины Волкова – «Вид Елатьмы» и «Колхозное стадо на выпасе» – приобретены Рязанским краеведческим музеем. До двадцати его картин хранятся в краеведческом уголке Елатомского районного Дома культуры.

Все стены небольшой комнаты, в которой сейчас живет художник, увешаны его произведениями. Средин них репродукции с картин великих русских художников И.Е. Репина – «Иван Грозный и его сын Иван», И.И. Шишкина – «Корабельная роща», И.Н. Крамского – «Христос в пустыне», портреты И.Е. Репина, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова.

Большое место в творчестве Волкова занимает пейзаж. Его картины «Зимний пейзаж», «Известковые туфы под Елатьмой», «Лесная поляна», этюд «Берег Оки» и многие другие отображают природу и богатства родного края. Зоркий глаз художника-самоучки умеет подмечать красоту природы, выделять характерные живописные черты того или иного уголка родной земли.

Сейчас Николай Егорович с увлечением работает над портретом земляка-рязанца Сергея Есенина.

– Я люблю произведения этого выдающегося русского поэта, – говорит он. – Есенин – большой мастер слова, его стихи по-настоящему волнуют, глубоко западают в душу. Мне хочется написать хороший портрет, отображающий обаятельный облик этого человека, его большой душевный мир.

И, подумав немного, раскурив потухшую трубку, Николай Егорович как бы мимоходом добавил:

– А хорошо, что новый летний театр в Рязани назван именем Сергея Есенина. Неплохо было бы поставить ему и памятник в Рязани. Он этого достоин…

 

*    *    *

 

 

 

Николай Егорович Волков не только талантливый художник. Он пишет стихи, отображая в них природные богатства и красоту родного края, вдохновенный труд советских людей.

Правда, сам он говорит, что поэт из него не получился, что в живописи он оказался сильней. В этом, конечно, есть доля правды. И все же у него есть задушевные стихи. Вот одно из них:

 

«Сияет солнце,

синь небес безбрежна.

Течет Ока

в зеленых берегах.

Мой край родной,

тебя мы любим нежно

и славим в мыслях,

песнях и делах.»

 

В стихотворении «Наш Октябрь», напечатанном 7 ноября 1953 года в местной газете «Красный маяк», есть такие вдохновенные строки:

«Поднимем тост за Партию свою,

Пусть нас ведет по ленинским заветам,

За нашу дружную, сплоченную семью,

За коммунизм, за нашу власть Советов.»

 

В стихотворении «На комбайне» поэт вместе с комбайнером радуется большому урожаю:

 

«Глядит с улыбкою веселый комбайнёр –

Его поля лежат до края неба.

И, как хозяин, он и рад и горд,

что Родина получит много хлеба.»

 

Поэт откликается на все важные события, происходящие в жизни района. С первых же дней выхода в свет районной газеты (май 1931 года) он печатает в ней свои стихи «Лесосплав», «Большевистская весна», «На сенокосе», «На силосовании» и многие другие. В 1955 году на полях елатомских колхозов впервые появилась кукуруза. Этому важному событию Волков посвящает свое стихотворение «В краю родном», также напечатанное в «Красном маяке»:

 

«Направо рожь колышется, как море.

Вдали, за этим морем, синь небес.

А рядом, с рожью высотою споря,

Шумит под ветром кукурузный лес.»

 

«Рязанские таланты» – так назвала газета «Советская культура» статью, в которой рассказывала о таланте-самородке Николае Егоровиче Волкове.

 

*    *    *

 

Большая, трудная и вместе с тем красивая жизнь за плечами у Николая Егоровича. Вот он сидит перед нами за небольшим кухонным столом – прямой, несгибающийся, с аккуратно расчесанной белой бородой, окаймляющей лицо. Несмотря на свой преклонный возраст, он полон сил, энергии и творческих замыслов.

Наша беседа подходила к концу, когда сквозь узкие оконца блеснули лучи зимнего солнца. В небольшой тесной комнате, стены которой увешаны произведениями искусства, сразу стало светлей и уютней.

Тепло попрощавшись с гостеприимным хозяином и его верной подругой жизни Марией Павловной, мы еще раз окинули внимательным взглядом их неприхотливое жилье. И невольно подумалось: неужели в Елатьме не найдется более подходящей, хотя бы небольшой комнаты для этих честных, скромных тружеников? Квартира, где сейчас живут Волковы, представляет из себя полуподвальное помещение. Три маленьких окна, имеющих форму трапеции, пропускают мало света, а свет, как известно, для художника главный помощник.

Хочется верить, что Елатомский райисполком найдет возможным заменить квартиру, и талантливый художник-самоучка Николай Егорович Волков сможет осуществить свои творческие замыслы в более нормальных жилищных условиях.

 

П. Сосновцев.

с. Елатьма.

 

Материал предоставлен Сергеем Владимировичем Родиным.

 

 

 

Елатьма. Волков Николай Егорович

 



          Николай ВОЛКОВ


                 ВЕСНА

Ты приснилась мне синею ночью,
Когда тихо светила луна.
Твои робкие милые очи
Всколыхнули мне душу до дна.

Из калитки вишневого сада,
Осыпавшего тихо цветы,
Как бесценная миру награда,
Появилась с улыбкою ты.

Ты пошла по тропинке, белевшей
Под лучами далекой луны.
Я, к тебе подойти не посмевший,
За тобой пробирался в тени.

Тихий пруд, будто зеркало в раме
Из черемух и лип во цвету,
Отразивший все небо с звездами,
Удивлялся на их красоту.

Ты пришла на песочек прибрежный.
Подойду ли я с сердцем моим,
Твой желанный и твой неизбежный
И останусь на веки твоим?

Я не смел… Мое сердце забилось…
Ты ушла в хоровод на село.
Ничего в эту ночку не сбылось,
А могло ведь и сбыться, могло…


                                 Елатьма, 1916 г.
 

 

 

   ОСЕННИЙ СОНЕТ

Какой простор и солнечная ласка
В осенний день за светлою Окой!
В прозрачной роще радостный покой
И листьев разноцветная окраска.
Стволы осин — как воск зеленоватый.
А ветви их багрянцами горят.
И на березах — золотой наряд.
Такой простой и празднично богатый.
Тропа листвой осыпана опавшей.
По ней шагаю тихо, не спеша.
И листья «здравствуй!» ласково шуршат,
Меня, как друга старого, узнавши.
Синички тенькают: «Привет..., привет...»,
И меж ветвей струится теплый свет.


СЕДЬМОЕ ПЕСНОПЕНИЕ Р.ТАГОРА

Моя песнь без прикрас,
Все убранства она побросала.
Они стали бы тенью для нас.
Пестрота их единству мешала.
И твой шепот, крича, заглушала.
О наставник – поэт!
Я у ног твоих здесь опускаюсь
От тщеславья, стыдясь, отрекаюсь.
И даю непреложный обет
Быть простым и правдивым
Как свет.
Как напевы тростинки звучавшей,
Под дыханьем твоим трепетавшей.


ДЕВЯТОЕ ПЕСНОПЕНИЕ Р.ТАГОРА.

О глупец, ты стараешься
Сам себя на плечах пронести.
Ты пред собственной дверью склоняешься,
Подаянье, желая найти.
Образумься!
Того, что желаешь,
Ты не можешь поднять и нести.
Ты светильник души угашаешь,
Уклоняясь с прямого пути.
Несчастной мольбы
Тебе вечное внемлет – не приемлет.


             ОСЕНЬ В ЛЕСУ

Мой привет вам, дубы и осины!
Я пришел к вам побыть в тишине.
Купол неба синий-синий...
Лес как будто в глубоком сне.

Тишина. Лес наполнен думой.
В нем морозец гостит по утрам.
Скоро ветер зимний, угрюмый
Прилетит сюда по лугам.


 

 

Страница рукописи Н.Е.Волкова («Баллада о Кривде и Правде»).

 

 

Баллада о Кривде и Правде

 

В лаптишках, в пальтишке с заплатой,

Одна, в беспросветной тоске

Стоит пред богатою хатой

Мать-Правда, с сумою в руке.

 

Усталой ногой уминает

Под чьими-то окнами грязь,

Чуть слышно Христа поминает

И просит ночлег, прослезясь.

 

В окне показалася харя

Бессовестной Кривды самой:

Глаза её хитрые шарят,

Кто к ней притащился с сумой?

 

«Ах, чёрт возьми, Правда, – гнусавит,–

Приют знать ни где не дают.»

Забавно над Правдой слукавить –

Эх, в уши я ей напою!

 

«Вот, выпей со мною, старуха,

И спляшешь потом для меня!

А то на голодное брюхо

И ноги не так семенят.

 

Хвати-ка заступница божья!

Закусочки тоже найдём.

Живу я зажиточно с ложью,

Наткнулась на сытый ты дом.»

 

«Вино я совсем не пивала,

Вовек не плясала нигде.

Забавы получится мало

Тебе в моём тяжком стыде.»

 

«Ну, так ничего не даётся –

Попляшешь разок – не беда!

За то и ночёвка найдётся,

Тепло, и покой, и еда.»

 

Из толстой бутылки винище

В стакан налилось до краёв,

В окно протянулась ручища

И Правде вино подаёт.

 

И Правда взглянула с тоскою

На стол и еду за окном,

И тихо дрожащей рукою

Стакан принимает с вином.

 

И выпивши чарку до суха,

Мясцом закусила она.

А Кривда: «Пляши же, старуха!

Теперь ты сыта и пьяна».

 

И, топнувши лаптем по пыли,

Мать-Правда пустилася в пляс,

Но нет ни уменья ни силы,

И падают слёзы из глаз.

 

Злорадно хохочет, кривится

Царь-Кривда в просвете окна.

«Ах, дьявол, чтоб те удавиться.

Пьяна с моего ведь вина!

 

Пляши-ка пошире, кругами!

Топчи без стеснения грязь!»

А Правда вихляет ногами

И падают слёзы из глаз.

 

 

                                        Елатьма

                                        10/XI - 46

 

 

 

Николай Егорович Волков


 

 

       Лунный свет

 

Наверно праздник у Луны –

Она так радостно сияет.

И света улицы волны,

Он до утра их озаряет.

А звезды смотрят на Луну

Вез удивленья, по с почтеньем.

 

Им до рассвета не уснуть,

Такое льет она волненье.

Не виден свет Луны тогда,

Когда на Землю теин ляжут...

Темно. Но это но беда –

Стихи о лунном свете скажут.

 

 

Газета «Красный маяк»

                          01.10.1961

 

 

 



На предыдущую



На следующую страничку




 

 

 

Copyright © Н.Г.Зиновин 2007. All rights reserved.