1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11


Елатьма. Вид на город со стороны Собора. Фото конца XIX - начала XX века.

 

 

Федор Чанышев

 
 

ГИМНАЗИЧЕСКИЕ

ГОДЫ

 

(воспоминания из прошлого Елатьмы)

 

 

Вспомнилось многое, 
Давно пережитое,     
Вспомнилось многое, 
Давно позабытое.      


ПРОЛОГ

или краткое описание разных сторон жизни

города Елатьмы периода с 1900 по 1913 год

 

Родной мой город Елатьма расположен на реке Оке, на левом высоком и зеленом берегу, на водном пути от Москвы до Нижнего Новгорода через Рязань. Весной он очень красив, весь в белом цвету яблонь и вишен, как бы покрыт пухом, и воздух опьяняющий!

Город называется Елатьма – «ель» – «тьма», «ели тьма», «много ели», это потому, что здесь были большие еловые леса. Часть этих лесов осталась на правом берегу: Заповедь и Роинов бор, на левом берегу – Толстиковский, по дороге к Окшову – Блазные и за Ласином.

На гербе города Елатьмы была изображена лодка с парусом, что подсказывает – Елатомский уезд – водницкий. В селах Пустынь, Квасьево, Сабурово, Урдово, а дальше около пристани Починки с. Пителино, Обухово, Подбаластные и др. были водники, плававшие не только по Оке и Волге, но бывавшие на Дону и Каспийском море, на морских судах общества «Кавказ и Меркурий». Были целые большие села как то Поляковские Буты и Майдан, где вся молодежь и среднего возраста крестьяне плавали на баржах целыми семьями – глава семьи шкипером гусяны, а матросами – сыновья, жены и дети. Но эти плавали исключительно на Оке. Дома оставались только старики и старухи.

 

 

 

 

Энциклопедический словарь  под ред. проф. И. Е. Андреевского.

Санкт-Петербург : Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон, 1890-1907, т. 9а

 

 

Весенняя вода заливала Заповедь и обширные луга, разливалась на 15 – 20 километров вширь, иногда оставляя небольшой островок Бык, где в летнее время был городской перевоз.

С горы, на которой стоит Елатьма, был красивый вид, и любоваться им ходило много елатомцев. Стоишь на горе, а перед тобою далеко-далеко, на сколько можно окинуть глазом – тихая, спокойная водная гладь (но бывала она и бурной),  по ней плывет много-много лодок, а с них раздается дружная песня под звуки баяна.

 

 

Елатьма. Вид на реку Оку и нижнюю слободу со стороны Собора. Фото конца XIX - начала XX века.

 

 

Каждый домохозяин нижней слободы по традиции должен был иметь лодку, на которой в половодье он ловил бревна и лес, снесенный водой, летом рыбачил и отдавал на прокат для катанья желающим, большинство которых были гимназисты, гимназистки, а за отъездом их студенты и курсистки, приехавшие на каникулы, жители нагорной части города.

 

 

 

Поповы. Катание на лодке по Оке.
(Фото из семейного архива родственников М.А.Поповой. Восстановлено в 2009 г. Н.Зиновиным.)

Для увеличения фото кликните по изображению

 

 

После спада воды в пойме оставалось множество озер с утками, куда и ездили елатомские охотники на утлых ботниках, проезжая протоками из озера в озеро или легко перетаскивая их на маленькие речушки Вяна, Ушмар, Исток.

В залитую заповедь весной ездили гимназисты с гимназистками большими компаниями-группами с самоварами, большими чайниками и продуктами, конечно, не без музыкальных инструментов. Костер разводили на большой гриве – не залитой возвышенности внутри леса, и, сидя у костра, подальше от глаз гимназического начальства и полиции, попивая ароматный чай со стрекозами и комарами, попавшими туда, хором пели «Из страны, страны далекой», «Есть на Волге утес», «Колодники», «Варшавянку», «Смело, товарищи в ногу», и у них получалось нечто похожее на массовку.

 

 

Вид на город Елатьма с правого берега реки Оки.  Фото конца XIX - начала XX века.

 

Для просмотра панорамы Елатьмы кликните по изображению.

 

 

Весной красиво было кататься в Заповеди. Едешь – как по аллее в просеке между высокими деревьями и вода быстро-быстро несет тебя, только стволы деревьев мелькают. На корме лодки, конечно, сидит опытный кормчий и правит рулевым веслом, отворачивая то носом, то бортом, избегая ударов о стволы деревьев, а если приходилось задерживаться до позднего вечера, и «при огнях» возвращаться на горный берег, который при разливе очень плохо виден из далека, то правили, придерживаясь какого-нибудь огонька, светившегося из окна домика, расположенного в подгорной слободе, приветливо мерцавшего, как маяк из темноты. (Вспоминаешь Короленковские «Огоньки»).

 

*     *     *

 

Город наш был небольшой с населением в три тысячи человек, или как в настольных календарях того времени значилось – столько-то «жителей». От железной дороги он отстоял не менее, как на 80 – 90 километров, как от Сасова, так и от Мурома. В летнее время сообщение – пароходами.

В городе была открыта мужская классическая гимназия во второй половине восьмидесятых годов девятнадцатого века, а женская – в 1906 году, было городское шестиклассное училище, одно начальное училище под городской управой, пять церковно-приходских школ (при Соборе, Рождественской, Ильинской, Вознесенской и Никольской церквях). Для поступления в гимназию требовалось или окончить начальное училище, или сдать за него при поступлении, а, чтобы поступить в городское училище, достаточно было окончить церковно-приходскую школу.

В городе было очень много церквей сравнительно с количеством населения: Покровская, Собор, Рождественская, Благовещенская, Ильинская, Троицкая, Вознесенская, Кладбищенская – это на горе, а под горой – Никольская и Казанская, кроме того – три домовых церкви – больничная, гимназическая и тюремная.

 

 

Елатьма. Вид на тюремный замок. Фото конца XIX - начала XX века.

 

Тюрьма, кстати сказать, была в центре города на высокой горе и представляла собой красивый вид с реки – вроде особняка.

 

 

 

Город Елатьма. Вид с острова.

Фото из собрания Елатомского краеведческого музея.

Восстановлено Н.Зиновиным в 2011 г.

(Для детального просмотра кликните по изображению)

 

*     *     *

 

Купечество и богачи города большей частью занимались ростовщичеством, чем торговлей, отдавая за большой процент взаймы деньги или принимали в заклад землю и леса, приобретая недвижимое имущество или «мертвый капитал», как тогда говорилось. Крупными купцами были Поповы, Смольянинов Константин Николаевич (или, как его называли, «Костя Культяпый», так как у него от рождения не было первых суставов пальцев на руках), Сорокин Александр Александрович, в доме которого была женская гимназия, Аксеновы, братья Губырины, Четвериковы, Носовы, Прибытков и много других, только с меньшим капиталом.

 

 

 

Елатьма, 1912 г. Купеческий пикник с самоваром.

В центре – Федор Федорович Сорокин,
сын елатомского купца первой гильдии Федора Ивановича Сорокина.

Слева направо: жена Федора Федоровича – Дарья Андреевна (урожд. Кочетова)
и Сорокина Софья Федоровна.

Для детального просмотра кликните по фотографии

 

 

Поповы принимали в заклад даже пароходы у волжских судовладельцев Кашиной, Зарубина и других, давая по 70 процентов стоимости, и, в случае неуплаты в срок, приобретали их себе, как два буксирных парохода братьев Ляховых «Авраам» и «Братья Ляховы», переименованные в «Дети Попова», которые, как невыкупленные, стояли на приколе под лесопилкой в Инкино без дела несколько навигаций. Таким же порядком приобретен был купцом Прибытковым пассажирский пароход «Николай Прибытков», стоявший под ухвостьем острова у Елатьмы долгое время, и в один весенний ледоход, подрезанный льдом, затонул и его изломали.

 

Елатьма. Семейство Поповых. Прогулка на катере.

 

Семейство Поповых.  Прогулка на катере.

Для увеличения фото кликните по изображению

 

 

Предприимчивым пароходчиком в Елатьме был Самгин А.П., имевший два парохода – один пассажирский – «Дмитрий Донской», другой буксирный – «Владимир Храбрый». Пассажирский пароход работал в линии пароходства «Наследники Качкова», рейсировавший по линии Рязань – Нижний Новгород, отдавал 40% выручки Качкову за пользование пристанями и право работы на линии, так как Качков был монополистом на Оке. Буксирный пароход брал сводки баржей или работал у путейцев в аренде. Оба парохода были так же заложены у Поповых.

Между прочим, Самгин первым открыл плавание по Оке начиная от Елатьмы до Нижнего Новгорода. Одно время Качков даже хотел совсем выжить Самгина, не принимал его в свою линию. Тогда Самгин обратился в Министерство путей сообщения, которое приказало Качкову принять Самгина в линию как первого открывателя пароходного плавания по Оке.

 

*     *     *

 

 

Продолжение





 

Вернуться на главную страничку